Основа жизни - стремление к самоубийству Российский генетик отстаивает самурайские принципы



Академик Владимир Скулачев, один из самых ярких российских биологов, несколько раз выдвигавшийся на Нобелевскую премию, сформулировал базовый принцип биологического развития, сравнимый по своему значению разве что с идеями "Происхождения видов" Дарвина.

Принцип настолько потряс самого Скулачева, что он, в нарушение всех неписаных законов ученого мира, рассказал об этом за месяц до того, как работу предполагалось опубликовать в научном журнале.

Главная идея проста и касается всех живых организмов - жизнь на земле существует только потому, что каждая биоструктура начиная с клетки и кончая венцом природы - человеком постоянно стремится к самоубийству. Но не "самоубивается" до той поры, пока не ощущает своей ненужности или вредности для всего сообщества - Природа устроена очень странно, - говорит Скулачев. - Клетка постоянно стремится к самоубийству, и только специальные, весьма сложно организованные механизмы удерживают ее от "нажатия на курок". Но они удерживают ее, пока она находится на своем месте. Стоит ей, допустим, из мышцы, где она жила, перенестись куда-нибудь в печень, как эти механизмы перестают срабатывать, перестают посылать ей сигнал "живи дальше", и она с облегчением предается смерти. Причем смерть эта построена по довольно сложному алгоритму: клетка постепенно разделяется на составные части, которые ее окружению не только не вредят, а, наоборот, являются пищей для остальных клеток - тех, что на своем месте.

Дальше - больше. Выяснилось, что тяга к самоубийству свойственна не только клеткам, но и органеллам - микроскопическим биоструктурам, которые отвечают за энергетику клетки.

Следующим шагом Владимира Скулачева был открытый им "самурайский биологический принцип", который гласит: "Лучше умереть, чем ошибиться!".

По Скулачеву, все в природе стремится к смерти, и механизм смерти "включается", как только возникает риск ошибки биоорганизма, которая несет в себе угрозу навредить виду. Биосуицид свойствен не только клеткам или их органеллам, но и целым органам. Вспомним: человеческий эмбрион проходит в своем развитии фазу, при которой у него появляется, а затем исчезает хвост. Он исчезает, потому что не нужен, потому что клетки хвоста в определенный момент перестают получать сигнал "живи дальше!" и самоуничтожаются.

Скулачев подозревает, что открытое им "самурайство" распространяется и на организмы в целом. Тому есть много примеров, в частности, септический шок. Известный больше как заражение крови, этот страшный недуг ежегодно уносит жизни миллионов людей. Жертвы его умирают порой в течение часа, стоит только в их крови появиться так называемым грамм-отрицательным бактериям. Эти бактерии, словно воины в кольчугах, имеют в своих мембранах вторую стенку, из-за которой организм не может с ними бороться. Но самое интересное, что жертвы септического шока умирают вовсе не от этих бактерий. Оказывается, в человеческом организме существует специальный белок, реагирующий на вещество дополнительной стенки бактериальных мембран. Как только организм с помощью этого белка узнает, что в его кровь попало большое количество бактерий-убийц, он прекращает сопротивление и включает более быстрый и эффективный механизм самоубийства!

Еще более удивительный, парадоксальный пример человеческого стремления к самоубийству был совсем недавно найден в Австралии - Там есть небольшое племя аборигенов, - рассказывает Скулачев, - которые много столетий живут по особым, весьма строгим законам. Отступление от этих законов часто карается смертной казнью. Но самое удивительное заключается в том, что, приговорив виновного к смерти, аборигены не утруждают себя убийством - через день или два приговоренный умирает сам. Как показывают неоднократные вскрытия, причиной смерти каждый раз становятся либо инфаркт, либо инсульт. Это удивительно! Команда умереть в данном случае поступает не подсознательно, она идет через кору головного мозга, через сознание.

Скулачев полагает, что старение - это тот же принцип самоубийства, призванный убирать из сообщества старых индивидуумов, геном которых находится под угрозой нарушения. Геном - самое главное наше богатство. Информация, записанная в наших ДНК, копилась миллионы, возможно, и миллиарды лет. Если не затрагивать вопросы души, это самое святое, что у нас есть, все остальное вторично. По мнению Скулачева, механизм старения включается для того, чтобы исключить угрозу нежелательных мутаций, возникающих у слишком "зажившегося" организма. Как только такой организм получает команду "Стареть!", на него набрасываются болезни, причем болезни из весьма ограниченного ряда недугов, свойственных пожилым людям, - инфаркт, инсульт, рак, диабет, болезнь Альцгеймера и т.п.

Тем не менее Скулачев считает, что старость не поддается лечению только потому, что по-настоящему ее никто и не лечил - Старость, как и смерть, придумана природой в процессе эволюции, - заявляет ученый. - Смерть не так уж и неизбежна. По большому счету ниоткуда не следует, что живые организмы обязательно должны быть смертными. Надо найти "тумблер", включающий смерть и старость, и попытаться отодвинуть время его включения, а то и вообще "заблокировать". Правда, сделать это можно будет только тогда, когда мы сможем позволить себе такую роскошь - придумаем что-нибудь взамен смерти. Ведь само по себе бессмертие смертельно опасно для человечества.

По материалам российской печати.

Автор: Республика

Добавить коментарий
Автор:
Комментарий:
Код проверки:
Captcha